История поселения

          Чердатское сельское поселение было основано 01.01.2006 года. Площадь поселения

 38887 га. В состав поселения входят четыре населенных пункта: село Чердаты, село Иловка, пос. Прушинский, пос. Кучуково. Чердатское сельское поселение расположено в северо-восточной части  муниципального образования  «Зырянский район». На северо-западе Чердатское сельское поселение граничит с Первомайским районом, граница с которым начинается на р.Чулым от смежной  границы с Зырянским и  Первомайским районами в районе озера Федотиха, далее вверх по течению р.Чулым, затем по левобережью р.Чулым с выходом на русло р.Чулым и далее по р.Чулым. В районе  о.Белушкина  граница проходит по суходолу по левой стороне от  р. Чулым с выходом на русло Чулыма, далее по правобережью р.Чулым , через Заречную курью с выходом на р.Чулым, по которому проходит до урочища «Аргабач» и далее по суходолу до границы с Тегульдетским районом.

      Граница с Тегульдетским районом проходит от урочища «Аргабач» по рекам Малый Отяж, Чулым, безымянной протоке, далее по р.Туйла и по землям сельхозназначения Чердатского сельского поселения, по землям гослесфонда до урочища «Прохоровка», где межуется с границей Михайловского сельского поселения,  с которым Чердатское сельское поселение граничит на востоке и юго-востоке. Граница проходит по р.Четь вниз по течению, далее по суходолу через урочище «Междуреченское» до границы Зырянского сельского поселения, с которым  Чердатское сельское поселение граничит на юге и юго-западе. Граница между ними проходит по р. Кия, по смежным землям сельхозназначения, сенокосным угодьям Зырянского и Чердатского поселений и оканчивается на р.Чулым в районе озера Федотиха.

ИСТОРИЯ СЕЛ

             В 1060 г., когда русские казаки впервые появились на Чулыме, они застали коренное население в Чердатских юртах. Это название происходит не потому, что оно ловило рыбу чердаками, а, скорее всего, от имени или фамилии главы рода их обитателей (Чердаты - название, сохранившееся от проживавших здесь некогда кетов). Коренное население среднего Чулыма русские стали называть чулымцами.  Под этим названием здешний  коренной народ упоминается в большинстве челобитных русских служилых людей своим царям весь 17 век. В 18-20 в.в. в исторической литературе  досоветские  и советские историки стали называть их чулымскими татарами, а далее – тюрками таёжного Причулымья, так и не установив подлинного названия этого народа. В 1992 г. российское правительство официально назвало этот  коренной народ Сибири чулымцами. На самом деле самоназвание его карагасы. В переводе с тюркского языка на русский язык это слово означает «чёрные гуси». Во время переписей 1920 и 1926 г.г. их потомки объявили себя карагасами, но советское правительство не захотело узаконить это название самобытного народа.

           Десять-пятнадцать тысяч тому назад по берегам Чулыма  тяжело передвигались огромные, высотою до трёх с половиной метров, и обросшие густой длинной шерстью мамонты, шерстистые носороги, бизоны, гигантские олени и другие, более мелкие, животные. С ними соседствовал человек. Это подтверждают и  найденные  в причулымье археологами несколько стоянок человека. На территории южного Причулымья, на месте расположения д. Колеуль, на левой стороне р. Кии, левого притока Чулыма, и не так уж далеко от Чердат, находится археологический памятник – Колеульская неолитическая стоянка. В начале сентября 1992 г. на месте древнего поселения чулымцев  Бихтулино, что в Первомайском районе, на правом берегу Чулыма в обвале его берега был обнаружен череп мамонта с обломками огромных бивней и хорошо сохранившимися зубами. Наверняка, под земной толщей находятся и все прочие останки этого гигантского животного. А это место находится  напротив  Чердат.

          На территории Томского Причулымья  археологами в 19 и 20 в.в. обнаружены археологические памятники времён бронзового, железного и более поздних веков. На основании их изучения установлено, что в 8-9 веках  Причулымье было охвачено нашествием юго-восточных тюрков с Алтая и Западных Саян. Они во многом ассимилировали карагасов-чулымцев, сделали их  тюркоязычными. Но, несмотря на это, карагасы-чулымцы сохранили до настоящего времени свою самобытность, традиционную культуру, хозяйственную деятельность. На территории Чердат и рядом с ними найдены, отмечены и описаны в исторической литературе (А.П.Дульзон, 1956, с.136-138) следующие археологические памятники.

         Чибинские  юрты, которые были расположены на правом берегу Чулыма, у Чибинской курьи, находящейся между деревней Бихтулино и с. Чердаты. Это был центр Кызылдеевской ясачной волости, носившей у местных тюрков название «циби йон»

(Чиби чон). Чибинские юрты значатся ещё в «Списке  населённых мест по сведениям 1859 г.   В 1751 г. здесь проживали 303 человека чулымских татар.

          На склоне горы с. Чердатского на левом берегу Чулыма в 1902 г. найден клад серебряных вещей. Два кубка на ножках, с растительным орнаментом; две глубокие чашки на поддонах, украшенные поясами из растительного орнамента; три низкие чашки (на дне одной из них помещено крупными санскритскими буквами начало известной буддистской формулы «еммани»), обломок зеркала и колечка. Вещи были переданы  в Эрмитаж.

          Чердатский курганный могильник (первый) расположен на острове Семиколенко, вблизи с. Чердаты.

          Чердатский курганный могильник (второй)16-17в.в. расположен ниже с. Чердаты (место не уточнено), он был раскопан в 1863 г. В.Радловым.

           В одном из курганов обнаружили монеты, относящиеся к первой половине 17 в. Найдено большое количество различных предметов, которые говорят о соответствующем культурном уровне обитателей тогдашнего Чулыма и его притоков, в частности, древних Чердатцев. Очень много предметов русского европейского происхождения. Например: ножи, ножницы, предметы украшения: латунные перстни, серьги, застёжки, пряжки, стеклянные и металлические бусы и прочее. По этим находкам можно судить о том, что в 17 в. хозяевами  Причулымья стали русские.

          С утверждением русских на Чулыме, по обоим его берегам, были образованы инородческие волости, население которых в 17-18 в.в. платило российским царям ясак пушниной: шкурками соболей, бобров, лисиц, колонков, горностаев.

          В 1800 году на реке Чулым  русскими были основаны Юрты Кучуковы (ныне пос. Кучуково).

          Чердатские юрты входили в Кызылдеевскую инородческую волость с инородческой управой в Чибинских  юртах, которая просуществовала до первой половины первого двадцатилетия 20в. В 1914 г. инородческие управы и волости были упразднены.

          Когда же было основано русское село Чердатское? Время его основания можно найти лишь в единственном печатном источнике. Это труд Н.И.Агеевой «К истории основания русских поселений Томской области в связи  с задачами изучения русских говоров Сибири». Она даёт список русских населённых мест Томской области по состоянию на 1944 год. В нём значится: «с. Чердатское (Чердаты) – годы основания: 1701-1782».

 

Чердатская церковь во имя Казанской Божией

Матери-млекопитательницы.

     

   В первой четверти 18 в. новокрещенные князцы чулымцев из Чердатских юрт, расположенных на одном из островов среднего Чулыма, побывали в губернском центре Тобольске и по настоятельной просьбе были приняты Митрополитом Тобольским и Сибирским Иоанном Максимовичем. Чулымцы били челом и просили построить на их острове русскую православную церковь. Выслушав князцов. Митрополит выдал им грамоту на строительство церкви во имя Казанской Божией Матери-млекопитательницы и вручил написанную на полотне икону Богородицы. На обратной стороне иконы Иоанн Максимович собственноручно сделал надпись, что она благословлена от него в церковь Чердатских «татар», недано принявших Святое крещение.

         Священник Алексей Лавров в своей статье «Икона Божией Матери-млекопитательницы, что в селе Чердатском», опубликованная в №19 газеты «Томские губернские ведомости» от 19 мая 1867 года, так описывает  эту икону и её появление на Чулыме: «Многочтимая  икона сия находится Мариинского округа, Колыонской волости в селе Чердатском на реке Чулыме в 150 верстах от Томска. Написана она на полотне, наклеенном на доске, и имеет в вышину и ширину полтора аршина; украшена медною и позолоченною чрез огонь ризою. Святейшая матерь изображена на ней чудными и ясными красками, достойными небесной красоты, сидящею в саду под масличными деревьями, окруженными решёткой. В шуйце (левой руке) своей держит и питает своим млеком Предвечного Младенца Сына Своего.

         Икона эта есть святой дар до сих пор незабытого по всей Сибири Иоанна Максимовича. Она была дана в благословение ясачным князьям Чулымских татар в 1714 году. По принятии (1700-1710) крещения ясачными Чулымскими татарами их князья, жившие в Чердатских юртах, движимые ревностью по новой вере, решились идти прямым путём в Тобольск бить челом владыке о дозволении им построить церковь на острову, где с давних лет творят свои камлания…»

        В датах крещения в православную веру чулымцев, приведенных ученым историком Г.Ф. Миллером и священником Алексеем Лавровым, имеется существенное разночтение, равное десятку лет. Первый считает временем крещения чулымцев в православную веру 1719-1720 годы. Видимо, больше следует доверять ученому, собравшему в  сибирских архивах многие десятки подлинных документов. Тем более что ион, и А. Лавров в числе проповедников-миссионеров православия на Чулыме указывают одно и то же лицо – Митрополита Тобольского и Сибирского Филофея Лещинского.

      Однако путаницу вносит и указанный отцом Алексеем Лавровым 1714 год, когда якобы чулымским князцам Митрополитом Тобольским и всея  Сибири Иоанном Максимовичем была подарена икона Богородицы – млекопитательницы. Филофей Лещинский был Митрополитом Тобольским и Сибирским с 1702 года и даже в «1722 готовился к приему в Тюмени Петра I, который якобы намеривался посетить Сибирь после похода под Персию» ( Баландин С.Н. Начало русского каменного строительства в Сибири). К тому же, в ряде исторических источников имеются сведения о том, что Филофей Лещинский лично ездил «по остяцким и вогульским землям» (Копылов Д.,  Прибыльский Ю. «Тобольск»). В поездке по Иртышу, Оби и Чулыму Филофея Лещинского сопровождал шведский военнопленный, капитан Иоганн Бернгардт Мюллер. Об этом он сам сообщает в своём сочинении «Жизнь и обычаи остяков», изданном в Берлине в 1720 г. А шведские военнопленные в  Тобольске появились не ранее апреля 1711 г., «когда в Свияжске была открыта попытка к бегству, большая часть шведских военнопленных была переведена в Сибирь» (Зиннер Э.П. «Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и учёных 18 в.»). Из этого следует, что крещения чулымцев 1700-1710 г.г. не могло быть.

        В 1723 г. Митрополитом Тобольским и Сибирским был уже Антоний. Найдена его Грамота Архимандриту Томского Алексеевского монастыря Порфирию от 22 января 1725 года. В этой Грамоте Митрополит Тобольский и Сибирский Антоний дал указание Архимандриту Порфирию построить на Чулыме православные церкви. Он писал: «Всечестному отцу Порфирию Архимандриту Томскому Алексеевскому благословение. Должно было честности твоей о новокрещённых житии, которые во уезде Томском обитают, что им ко спаению прилично промышляти и управляти, а недоуменная нам возвещати архиерею, и се мимо вас донеслося нам ведати, что по Чулыму неции из новокрещённых для лучшего себе пожития переселилися в Киргизкую землицу и живут тамо Бог весть в каком состоянии и порядку…сколько их душ уведать надобно, и буде

вовсе тамо они новокрещённые спохотят житии, то усмотрите места прилично, чтоб сторожек где было поставить и в острожку церковь…». Все эти сведения подтверждают правоту Г.Ф.Миллера.

          Возвратившись в Томск, чулымские князцы Грамоту Митрополита Тобольского и Сибирского предъявили Архимандриту Томского Алексеевского монастыря. Тот, не мешкая, направил в Чердатские юрты плотников и местного иконописца, правда, не очень

Искусного, чтобы построить церковь и установить в ней иконостас Архимандрит привезённую из Тобольска икону объявил местной и велел закрепить её на деревянной раме.

          Место камлания (поклонения) находилось на лесистом острове, окружённом Чулымом, напротив рыбных ям. На них чулымцы большими группами собирались на рыбный промысел, который вели «чердаками» (чердак (сиб.) - рыболовный снаряд, сшитый из мережи в виде мешка и укреплённый с помощью жердей и колец на дне реки) . Рыба в протоках водилась в большом изобилии, и чулымцы добывали много осетров, стерлядей и тайменей. После удачных уловов на этом острове они приносили жертвы своим деревянным идолам.

         Кудой – так называлось место камланий чулымцев. Теперь они собрались строить на нём русскую православную церковь. Но, чтобы добраться до Кудоя, пришлось прокладывать путь среди дремучего леса.

         Вскоре небольшая деревянная церковь была построена. Её окна были сделаны в проруб одного бревна в виде волоковых русских изб. Вместо стёкол в них вставили слюду. Потолок и дверь в храме были низкими. Входить можно было, только очень наклонившись. Колокольня поставлена отдельно, и на ней повесили три небольших колокола. Иконы, кроме привезённой из Тобольска, были написаны на месте, причем довольно плохо.

         О священниках Чердатской церкви до 1760 года сведений нет. С того года Чердатским жителям запомнился лишь священник из ясачных отец Афанасий. Он был им до самой своей кончины в 1780 году. После этого, до 1897 г., из-за бедности прихода в Чердатской церкви священников не было. В предыдущие годы из-за эпидемии оспы и гибели на рыбных промыслах и охоте сократилась численность коренного населения. Особенно свирепствовала оспа по обоим берегам Чулыма в 1874 г. из приведённой в них статистики видно, что в этом году в её приходе родились 35 человек, а  умерло 33 человека. В основном, младенцы, в большинстве от оспы. Не только чулымцев, о и русских.

         Из Томска присылались священники, один на несколько приходов: Тугальский, Чердатский, Зырянский и Пышкинский. Именно поэтому Тобольский  Преосвященный Варлаам (был на кафедре в 1769-1803 годах) упразднил Чердатскую церковь, присоеденив её к селу Тугальскому, находившемуся на 70 верст вверх по Чулыму. Туда была перевезена вся утварь, кроме иконы Богородицы-млекопитательницы. Приход разделили на две части, : кочующие чулымцы были отнесены к Тугальскому приходу, где все верующие чулымцы были кочевниками, а осёдлые - к Зырянскому (в 30 верстах вниз по Чулыму).

         К тому времени весь Чулым стал протекать в правую протоку и сильно обваливать берег острова возле самых  Чердатских юрт, и чулымцы, бросив их, переселились с острова за левую протоку.

         Первая Чердатская церковь была заброшена. 

         В начале лета 1833 г. в селениях Колыонской волости начался падёж скота из-за эпидемии сибирской язвы. В селе Зырянском, богатом пастбищами и скотом, из каждых 100 голов оставалось не боле 10. Крестьяне этого села обратились к своему священнику отцу Самсону Тыжнову (о. Самсон посвящен был Амвросием Вторым к Зырянской церкви и жил здесь до 1834 г., а отсюда был переведён в с. Назаровское, что в верховьях Чулыма, где и скончался) с настоятельной просьбой дозволить им  Чердатскую икону Богоматери принести в с. Зырянское в Прокопьев день. Священник распорядился принести икону 8 июля,  и отец при истечении всего населения организовал крёстный ход вокруг села длиною в 10 вёрст.

        «Радость тогда была великая у всех!.. - писал в своей статье священник Алексей Лавров. – С сего времени и от того часа моровая язва на скот прекратилась. После народилось всякого скота вдоволь. Для воздаяния благодарности за такое великое чудо и для служения молебнов Чердатская Чудотворная икона  в первый принос пребывала в  Зыряновском селе до 22 октября. К этому дню она должна была находиться в селе Чердатском, где праздновали в честь Казанской Божией матери, а  заведовавший приходом Тутальский притч служил там молебен». 11 октября 1834 года была открыта Томская епархия. В том же году в Томск приехал преосвященный Агапит – Ректор Черниговской  Семинарии. В 1835 году Преосвященный Агапит, объезжая епархию, посетил село Зырянское. Туда же была принесена Чердатская чудотворная икона. Преосвященный  осмотрел на иконе надпись митрополита, выслушал рассказ о прекращении в селе моровой язвы, благодаря чудодействию Матери Божией Чердатской. Верующие села Зырянского просили благославить их и разрешить носить сюда икону и на будущее время. Преосвященный Агапит повелел им каждый год делать это. Прихожане из чулымцев, особенно церковный староста Андрей Басаргаев, просили владыку посоветовать им, как украсить окладом  Святую икону на собранные деньги. Преосвященный своим указом предписал: «..что как на полотно невозможно сделать оклада, то сделать наперёд кедровую доску крепкую, на неё наклеить полотняную икону так, чтоб митрополичья надпись позади осталась свободна от приклейки, и тогда уж сделать ризу из чего им будет угодно, смотря по собранной сумме».

         Чулымцы заказали медный оклад, потому что собранных денег оказалось мало. Оклад был сделан в Томске отлично одним знающим своё дело мастером и посеребрён. В 1862 году этот оклад был позлащён на собранные вещи и деньги.

         В том же, 1835 году, после изготовления оклада для  иконы, с архиерейского разрешения в Чердатах построили деревянную часовню в виде амбара в конце села. Сюда перевезли из Тугальской церкви древние иконы, ранее принадлежащие Чердатской. Здесь же находилась и чудотворная икона Богородицы.

         «Церковь же, что на острову, - жалея, сообщал далее Алексей Лавров,- осталась одна, как сирота, близ омываемого берега, обросшая мохом, со сгнившими углами, с обрушившейся от ветхости крышей. Некоторые из любопытных чиновников имели счастие посещать эту церковь. Для них отделяли несколько человек ясачных, которые, переправясь с ними на лодке  через Чулым, делали наперёд просеку по чаще леса на версту, и, цепляясь за сучья деревьев, наконец пробирались до самой церкви. Наклонно пройдя в дверь, входили в церковь. В церкви пусто. Стоит остов иконостаса и отворенные двери царские. На правой стене храма прибита прекрасная на полотне картина – проклятие Ноем Хама – дар какого-то жившего там на Чулыме помещика(?). Всю её источили жившие там шершни. Так-то оставлен был этот памятник древности».

         В 1857 году Святейший Правительственный Синод издал указ о приумножении церквей в Томской епархии, имеющих многолюдные приходы. В связи с этим всюду в губернии стали создаваться новые приходы и строиться церкви. В том же году возродился и Чердатский приход. Здесь была построена очень хорошая церковь во имя Казанской Божией Матери. Она находилась в самом центре села. А церковь на острове из-за её ветхости  разобрали и сожгли. То же самое сделали и с часовней.

         Производить крёстные ходы, с чудодейственной иконой без особого разрешения Святейшего Синода было запрещено, её перестали приносить в село Зырянское.

 

 

 

 

Первая школа

         В  газете «Сибирская жизнь» (№ 42 за 23 февраля 1912 года) была опубликована корреспонденция под инициалами Д.О.. Она называлась: «с. Чердатское, Мариинского уезда (школьные дела)».

         В корреспонденции сообщалось: «Около 40 лет  существует уже здесь школа, но всё же село Чердатское представляет из себя дикий и некультурный уголок. Не приходится уже говорить о том, насколько здесь распространены суеверия и предрассудки. Несколько странным кажется то, что ещё до сих пор не пробудилось сознательного отношения к школе и к пользе просвещения».

         Однако далее автор сам себя опровергает, сообщая, что после Рождества в школе начались воскресные чтения, и на них в первый же день «сошлось» около 70 человек, подростков и стариков. Правда, мужчин было меньше, чем женщин. Некоторые матери пришли с грудными младенцами. Но люди ещё не привыкли, «был шум, мешавший чтению». На другой день показывали световые картины, и собралось ещё больше народа. «Так же было и на третьем чтении. Некоторые приходили только картины смотреть, но есть и серьёзно относящиеся к чтениям».

        Школа помещалась в церковной сторожке, которая представляла собой одну комнату 8 на 13 аршин. Она была и передней, и раздевалкой, и классом. Отовсюду дуло.

        Автор статьи сетовал: «Предлагали обществу построить новое здание. Из министерства народного просвещения было обещано выхлопотать ссуду. Надо было Чердатцам только доставить лес, который у них под руками, но и того они не могли сговориться сделать. Тот не тянет, другой не везёт. Да, много ещё надо труда и усилий, чтобы рассеять эту тьму невежества  к просвещению. Настало уже то время, когда многие крестьянские общества много стараний прилагают для благоустройства школ, ну  а Чердатцы в этом отношении пока ещё пребывают в темноте и не хотят заботиться ради внуков и детей, которые, быть может, все хотели бы учиться, да школа не вмещает. Пусть же своих отцов винят они за такое равнодушное отношение к благоустройству школы».

        Мы узнаём, что первая школа для крестьянских детей в селе Чердатском была открыта между 1870 и 1880 годами, приживалась она не просто в среде сибирского крестьянства.

         Автор рассказывает о том, что с осени 1912 года в Чердатах  организовалось потребительское общество под названием «Сеятель». «Дела его идут не то, чтобы совсем плохо, но и не особенно хорошо, - пишет он. – Общество понемногу расширяет свою торговлю. Вся беда только в том, что нет дружного и ревностного отношения к общему делу. Случалось, что переходили на почву личных счётов и споров. Потом всё это, правда, сглаживалось, но всё же на душе оставался неприятный осадок. Общее дело надо решать полюбовно, тогда скорее всё наладится». Причиной такого положения, «внутренних трений», автор (скорее всего местный житель Чердат или Зырянского и, возможно, учитель – недаром он скрылся за инициалами) считает малую сознательность и подготовленность населения, в том числе, и членов «Сеятеля», к общественной жизни. «Надо бы знакомиться с кооперативной литературой, выписать хоть один журнал, но как было сказано уже, польза просвещения не усвоена вполне Чердатцами. Многие из них и до сих пор ещё думают, что учиться для крестьянина ни к чему: «не в писаря ведь ему готовиться». Так автор корреспонденции провёл мысль о значении школы в Чердатах.

 

Первая организация РКСМ

         В 20-е годы Зырянская и Чердатская волость входили в Мариинский уезд Томской губернии. После того, как Красная Армия изгнала  в конце 1919 года колчаковских белогвардейцев с территории Мариинского уезда, в городе создаётся первая организация РКСМ, которая с кипучей энергией начала работу по созданию ячеек РКСМ в деревнях. В 1920 году были организованы ячейки РКСМ в Зырянке, Красноярке, Иловке, Чердатах, Дубровке и других сёлах и деревнях Зырянского района. Одним из первых организаторов комсомольской ячейки в Чердатской волости была Даша Соловьёва. Она училась в Мариинской кооперативной школе, состояла в тайном кружке «Новая жизнь», принимала участие в выпуске печатного многотиражного журнала «Зарница». 15 января 1920 г. Даша Соловьёва  вступает в РКСМ, она была одной из первых девушек-комсомолок уезда. «Энергичная, любит комсомольскую работу,- так характеризовал её секретарь Зырянского РКП/б/. Первая девушка – волостной организатор комсомола в уезде. Беззаветно преданная делу Ленина, комсомолка глубоко уходит в работу. Где на подводе, на попутной, а больше пешком, она обходила сёла, деревни, хутора волости, призывала молодёжь вступать в ряды РКСМ».

Самоуправление

       В 1922 году образован Чердатский сельский Совет, входящий в Чердатскую волость Мариинского уезда Томской губернии, в 1944 году название «Чердатская волость Мариинского уезда» было ликвидировано. В 1925 году избран Чердатский сельский Совет депутатов трудящихся и его исполнительный комитет. 04.10.1931 г. на территории Чердатского сельского Совета образована сельхозартель им. Крупской. В д. Кучуково      

в 1930 г. образована сельхозартель им. Калинина. На основании решения исполнительного комитета Зырянского районного Совета депутатов трудящихся от 08.02.1951 года № 32. согласно решений общих собраний, выраженных в протоколах от 23 и 24 января 1951 г. укрупнена сельхозартель им. Калинина с сельхозартелью им. Крупской Чердатского сельского Совета. Утверждено наименование колхоза – сельхозартель им. Калинина с. Чердаты Зырянского Района Томской области. В связи с укрупнением колхозов на основании решения исполнительного комитета Зырянского районного Совета депутатов трудящихся от 23.03.1951 года № 96 изменена административно-территориальная граница сельских Советов: Чердатский сельский Совет объединён с Иловским сельским Советом с центром в с. Чердаты и присвоением наименования – Чердатский сельский Совет. 23.08.1960 года   в Чердатский сельский Совет вошла часть Малиновского сельского Совета.      

        На основании решения исполнительного комитета Зырянского районного Совета депутатов трудящихся от 29.12.1964 года № 333 Чердатский сельский Совет разукрупнён на два: Чердатский с центром с. Чердаты и населёнными пунктами: с. Чердаты, д. Малиновка, д. Каштаково, с. Кучуково, п. Прохоровка и пос. отд. «Сельхозтехника» и Иловский с центром с. Иловка и населёнными пунктами: с. Иловка, п. Прушинский, п. Красноярский рейд.

        Малиновский сельский Совет  вошёл в Черноярский сельский Совет Тегульдетского района, а часть земли отошла Чердатскому сельскому Совету.

        Согласно примерного Устава колхозов, принятого на 3 съезде колхозников в ноябре 1969 года название «сельхозартель» было отменено и оставлено название «колхоз». 15.10.1971 года решением исполнительного комитета Зырянского районного Совета депутатов трудящихся № 236 прекратили своё существование д. Малиновка, д. Каштаково, пос. Прохоровка Чердатского сельского Совета.

       С 1977 года Чердатский  сельский Совет переименован на Чердатский сельский Совет народных депутатов и его исполнительный комитет.

     

 

Село Иловка

      Иловка привольно раскинулась на высоком увале, на Абрамовой горе, на берегу поймы реки Чички, которой окружена с трёх сторон, а с четвёртой огибаемая быстротекущей и лесистой рекой Четью. С севера до западной оконечности села простираются заливные луга, а на юго-востоке расположены лес и поля.

        Место для расположения села в конце 17, начале 18 веков (по другим данным в 1835 году) выбрали ходоки из Воронежской губернии Бирючинского уезда с. Иловки. Приглянулись им здешние места, и ушли они назад за семьями. Потом уже целой деревней перебрались сюда за тысячи вёрст. Ехали на лошадях, вели коров, овец. Переход длился от Пасхи до Покрова (приблизительно с апреля – мая  по октябрь). Не дойдя до Иловки, переселенцы перезимовали на берегу реки Кии, а уже весной окончательно перебрались сюда. До них жили здесь одни Медведёровы да Казанак из ясачных. И посёлок так же назывался – Казанак. А воронежские переселенцы в память о своей родине назвали посёлок Иловкой. Первыми, кто пришёл на новое место, были семьи Степичевых, Нефёдовых, Кореньковых, Рыжовых. Поселенцев называли чалдонами, потомками казаков. Многие из них были грамотными. Поместье каждого из первых поселенцев было в пределах четырёх гектаров. Каждый хозяин оставлял возле усадьбы поляну с деревьями – защиту от ветров и для задержания снега. Освоение земель шло очень быстро. Со временем огородили сенокосные луга и пашни. Все были дружными, смелыми, свободолюбивыми людьми. Иловцы и здесь, в Сибири, освоили все ремёсла. Ткали сукно, белили холсты, выделывали кожи, шили одежду и обувь, катали валенки, сделали маслобойню, холодным прессованием получали растительное (конопляное) масло. Свою продукцию (рожь, ячмень, овёс, гречиху, яйца, мясо, сметану) крестьяне отправляли в

 г. Томск купцу Кухтерину, в Анжерке меняли или продавали татарам коней. Потом сослали сюда поляков, учинивших бунт против  власти.

       Село быстро разрасталось, в нём закипел обычный крестьянский уклад со своими радостями и бедами. К концу 19, началу 20 века в Иловке проживало более 300 человек.

        Первая улица в Иловке называлась Старина. Потом пристроились улицы Бодрина, Цыгановка, Прицепиловка, Заячья лапка, Кут, Погореловка (часто были пожары).

        До 1900 г. крестьяне пахали землю самодельными деревянными сохами. Хлеб молотили цепами и веяли на ветру. Дома освещались лучинами.

        

 

         Деревня резко расслаивалась. С одной стороны - богатели, с другой - разорялись. У богачей появились жатки, косилки, ходки. Беднота же лишилась последних лошадей и коров. К этому добавлялись и бедствия Первой Мировой войны. Зарастали бурьяном, снижались урожаи. Приходили в ветхость избы и постройки.

        Летом начали прибывать в деревню раненые. Они рассказывали о многом, о чём было вовсе неизвестно в тылу. Говорили о нехватке продовольствия и вооружения, о недовольстве солдат войной, о бездарных командирах…

         В  1917 году, после свержения царского самодержавия, в городе Мариинске по инициативе большевиков и членов правления союза потребительских обществ, таких как Семен Берестинский, открывается кооперативная школа. На учёбу в нее принимали исключительно детей крестьян- пайщиков в сельской потребительской кооперации. Заведующим был назначен Павел Николаевич Марков - учитель из политических, ранее ссылку отбывал в Зырянском районе. Кооперативная школа резко отличалась от средних школ г. Мариинска, таких как Женская гимназия или Высшее начальное училище, свей революционной направленностью, передовыми прогрессивными взглядами, постановкой образования по-новому, всей внешкольной работой. С начала 1918 года в кооперативной школе образуется издание печатного многотиражного журнала «Зарница». Авторами –корреспондентами журнала были учащиеся, активисты сельских коопераций, работники уездного правления Союза потребительских обществ. Журнал отражал работу сельских потребительских обществ, а также школьную жизнь всего Мариинского уезда. Журнал рассылали всем селькооперациям.

       Мало кто знает о жизни и судьбе первого из первых комсомольцев, организатора комсомола в Мариинском уезде в 1919 году, коммуниста Павла Поданёва из деревни Иловка. Долгое время на квартире Поданёвых в деревне Иловка Чердатской волости жил политический ссыльный – врач Владимир Иванович Голдобин. К нему приходили и приезжали политические ссыльные: учитель  Павел Николаевич Марков, Николай Трифонович Изюмченко и другие. Когда Павел с отличием закончил в своей деревне трёхклассную начальную школу, по настоянию ссыльного учителя П.Н.Макарова, Дмитрий Яковлевич повёз своего сына в г. Мариинск и определил здесь учиться в Высшее начальное училище. Не окончив Высшее начальное училище, Павел Поданёв переходит для продолжения образования в кооперативную школу.

        В кооперативной школе Павел Поданёв был одним из заметных учеников. По возрасту он был самым старшим, а по образованию - грамотнее всех. Он отлично учился, много читал художественной литературы, принимал самое активное участие в выпуске журнала «Зарница», а также был организатором в школе тайного кружка «Новая жизнь» и руководителем кружка «Эсперанто».

        Весной 1919 года по заданию П.Н.Маркова члены тайного кружка «Новая жизнь» - Павел Поданёв, Пимен Сидоров, Иннокентий Кудинов и другие – под покровом ночной темноты разбрасывали по городу Мариинску рукописные листовки с призывом сопротивляться колчаковским властям.

         В июне 1919 года колчаковские  каратели добрались до кооперативной школы. Они арестовали и посадили в тюрьму учителей Маркова П.Н., Мохову П.Н. конфисковали вышедший из печати очередной номер журнала «Зарница». Учащиеся во избежание подвергнуться репрессиям со стороны карателей на другую ночь покинули город.

         Весть о революции дошла в Иловку лишь в 1918 году. В гражданской войне иловцы участвовали мало, держали нейтралитет. В 1919 году Иловка подверглась самой настоящей бомбардировке с воздуха, лес наводнили партизаны и дезертиры из колчаковской армии. В деревне попеременно хозяйничали то белые, то красные. Сопровождалось это бесконечными реквизициями у мирного населения топлива и продуктов. Особенно свирепствовали каратели Лобанов и Корзилов, часто устраивавшие в деревне порки мужиков. Война продолжалась почти до самого 1923 года, до полного восстановления в селе Советской власти.

         В 1923 году были созданы первые комсомольские ячейки. Из воспоминаний первого секретаря иловской ячейки Давыда Сергеевича Садовского: «1924 год, сентябрь, вступил в РКСМ, номер комсомольского билета 20527. Члены ячейки: Вера Поданёва, Петя Поданёв, Коля Забелин, Паша Ковалёв. После того, как побили товарищей сынки кулаков, они выписались, но через неделю снова записались».

        Была создана первая пионерская организация. Первым вожатым был Фёдор Цыганков.     

        В конце 1929г., начале 1930г. были созданы первые колхозы: первый колхоз назывался «Нива», где председателем был Князев. Затем были созданы: сельхозартель им. Грединского, «Эйхе», им. Чкалова, им. Р.Люксембург, «Заветы Маркса», «Красный пахарь»,  которые вскоре объединились в колхоз им. Калинина.

       Муниципальный  Архив Зырянского района: «Из воспоминаний Семёна Захаровича Скулкина, бывшего председателя Иловского сельсовета: «20 января 1933 года по направлению Зырянского ВКП/б/ я был избран председателем сельсовета, и не будь в то время в Иловке такой дружной комсомольской организации, насчитывающей в то время 28 человек, не знаю, что бы я делал. Помню первое заседание сельсовета. На задних сидениях раздавались возгласы: «За год избирали 6 председателей, и этот больше не продержится». Я растерялся, что делать? Пошёл на комсомольское собрание, рассказал. Как меня встретили, попросил помощи. Секретарь комсомольской организации Зина Коренькова и все комсомольцы дружно откликнулись на мою просьбу. Днём и ночью, только дай сигнал, всегда были с нами. И вот, общими усилиями мы сумели Иловский сельский Совет вывести на первое место в Западно-Сибирском крае. Первого декабря на краевом слёте получили премию 500 рублей, патефон с пластинками, набор, мне выдали 100 рублей денег. На премиальные деньги в Иловке построили клуб, строили силами комсомольцев».

       «1933 год, август. Комсомольская ячейка «Нива» Иловского сельского Совета заняла авангардную роль в производственной жизни хозяйства. Из 10 комсомольцев 7 работали по-ударному на полях. Их силами заложено 60 тонн силоса. Регулярно выпускалась стенная газета. Была организована библиотека-передвижка. Не забыли комсомольцы и о пионерах. Проводили с ними интересные вечера, громкие читки, растили из них достойную смену. В ряды ВЛКСМ были приняты Петя Дутов, Мося Яткин, Проня Иванов, Игнаша Михальков».

        В 1955 году провели радио и свет, который горел до 12 часов, так как в селе была своя электростанция.

        В Иловке, в одной из первых в области, была создана потребительская кооперация, открыт ларёк. В село приезжали заготовители, вели приём яиц, шиповника, принимали кости животных и многое другое.

 

Первая школа

        Первая школа в Иловке размещалась в доме ходока Абрама Нефёдова. Её организовал в начале 20 века Иван Васильевич Калашников, сын капиталиста, сосланный в Сибирь. После того, как учащихся стало больше, их стали учить по 1 недели в домах учеников. Плата за обучение составляла 1 пуд ржи в год. Затем школа переехала в молельный дом, где жил учитель Иван Петрович Иванов.

       После установления в селе Советской власти по решению Ревкома в село был перевезён дом  купца Зуевича. Весной 1921 года началась ударная стройка. Строили десятидворками, бесплатно, под руководством активиста. В 1922 году школа распахнула двери просторных классов. К 1930 году число учащихся возросло и школа дополнительно стала размещаться в двух кулацких домах. Школа работала пять дней в неделю. Для детей были организованы горячие завтраки.

       В 1936 году из п. Прушинский было перевезено здание школы колхозной молодёжи. Двухэтажное уютное здание приняло всех учащихся. Эта школа функционировала до 1989 года. Учащиеся продолжали занятия в колхозном Доме механизаторов, а на месте старой деревянной школы началось строительство современной школы на 162 ученика. В 1994 году новая школа общей площадью 1776,6 кв.м. была принята в эксплуатацию. В школе оборудованы уютные, просторные кабинеты, большой спортзал, мастерская, актовый зал и столовая.

    

 

Поселок Прушинский

     В 1910 году сосланными  поляками был основан Прушинский выселок (ныне п. Прушинский). На реке Четь кулаком Едрисом была построена мельница.

    В 1928 году 12 хозяйств, в том числе семьи Яткиных и Худобиных, объединились в товарищество по совместной обработке земли. «Сразу за Иловкой отвели нам надел, - рассказывает Фёдор Денисович Яткин, - собрали мы в кучу кое-какую технику, совместно обработали землю. Товарищество просуществовало недолго. Скоро объявили о создании коммуны. Долго думали, где строить новое хозяйство. И, наконец, решили обосноваться на заимке кулака Едриса (сейчас здесь посёлок Прушинский). Хорошее, привольное место, рядом река Четь» («Сельская правда» за1977 год, 6 ноября)

        В 1929 г. была организована коммуна «Октябрь». «Это было замечательное событие в Сибири. В коммуне была большая группа комсомольцев, которые не только хорошо трудились, но и были зачинателями всех культурных начинаний в колхозе. Молодёжь устраивала спектакли, на которые собирались от мала до велика. Шефами коммуны были медики из города Томска. Впервые в районе был организован профилакторий для трудящихся коммуны и района. Он стоял недалеко от деревни на берегу озера Иржик». «Были созданы строительные бригады, которые в короткий срок возвели скотные дворы, свинарники, птичники, построили двухэтажную школу (впоследствии она была перевезена в с. Иловка), столовую, общежитие. … Помимо животноводства и полеводства в коммуне создали вспомогательные производства: сапожную мастерскую, мельницу. Здесь шили себе обувь, мололи зерно на муку, действовало две электростанции» (газета «Сельская правда», 1977 год, 6 ноября).

 

 

 

      

 

 

госуслуги
госуслуги
https://www.gosuslugi.ru/
https://www.gosuslugi.ru/
https://rosreestr.ru/site/
http://www.culture.ru/
http://histrf.ru/
http://xn--90abhd2amfbbjkx2jf6f.xn--p1ai/
https://xn--d1axz.xn--p1ai/
https://xn--90acesaqsbbbreoa5e3dp.xn--p1ai/
http://www.rgo.ru/ru
http://kids.kremlin.ru/